Кондитерские изделия, шоколад, конфеты оптом Кондитерская компания Белкондитер
информация о производителе

Главный кондитер страны

Рубрика: Наш человек

Когда мы раскрываем красивую конфетную обертку, наши вкусовые рецепторы начинают предвосхищать маленькую феерию большого удовольствия. И вряд ли кому-нибудь в этот момент приходят на ум мысли о передовых бизнес-технологиях, снижении издержек и единой концепции производства и продаж. Но все же такой человек есть. Кондитерская промышленность для него – профессиональное хобби. А кондитерский холдинг, еще не созданный де-юре, существует как идеологическая модель большого кондитерского будущего нашей страны де-факто.

Наш сегодняшний собеседник – главный кондитер страны (как его окрестили в белорусских СМИ)
Марат НОВИКОВ.

Рыночные методы в эпоху застоя

– Марат Михайлович, универсам «Пауночны», который вы в свое время возглавляли, в народе окрестили «У Марата». За какие авторские методы ваш торговый объект обрел такую народную любовь?

– К вопросу о народной любви. Ехал недавно в троллейбусе, и двое мужчин решали, в какой магазин зайти. И оба согласились – пойдем к «Марату». Значит, до сих пор брэнд жив. Что касается методов, они действительно были революционными для того социалистического времени. Отец моей жены – первый заместитель Верховного суда БССР – являлся постоянным представителем нашей страны в ЮНЕСКО по юридическим вопросам, и он о многом мне рассказывал, привозил заграничные журналы, газеты. То, что я видел и слышал, старался воплотить в жизнь в тех условиях хронического дефицита. Впервые в Советском Союзе мы организовали приемный пункт, куда люди сдавали посуду, а на выходе получали за нее деньги. Впервые открыли кафетерий в магазине. Впервые в Минске мы организовали столовую для сотрудников. Мы отреставрировали пивной павильон, который на Комаровском рынке должны были снести, разделили его на два зала. В то время заведений, где можно было бы с детьми поесть мороженого, пирожных, попить кофе, было мало. Под такой детский кафетерий мы отвели один зал. А во втором поставили цветной телевизор и стали продавать пиво. Заходившие к нам люди видели, что в нашем кафе существует некая атмосфера, даже определенная культура, созданная сервисом и в какой-то степени интерьером, поэтому пьяницы боялись нашего заведения. И нашими клиентами стали люди, которые хотели выпить кружку пива и отдохнуть после работы. Повышали культуру обслуживания. Во времена, когда в торговых заведениях почти нормой было хамство, обсчеты и обвесы, мы работали фактически на том уровне, на котором работают сегодня – на уровне западных рыночных стандартов сервиса. Нашим девизом было: «Покупатель всегда прав. И даже когда он не прав, его надо прощать». Использовали прогрессивные технологии в области упаковки товара, его выкладки в торговом зале. Никто не представлял, что такое возможно. К нам ездили учиться со всего Советского Союза: на базе нашего универсама было организовано всесоюзное совещание на уровне вторых секретарей ЦК компартий республик, заместителей председателей исполкомов, курирующих торговлю.



Кондитерский холдинг: время не ждет

– Уехав в США, вы приобрели новый профессиональный статус, превратившись – по мере развития карьеры – в стратегического инвестора. Российский кондитерский гигант – концерн «Бабаевский» в свое время также предлагал себя в этом качестве белорусской «Коммунарке». Но предпочли именно вас. По каким причинам?

– У этой истории есть такая сторона, которая не видна, а именно вмешательство президента страны в тот момент, когда «Бабаевский» хотел захватить «Коммунарку». И это не моя личная заслуга, и не заслуга нашей команды, а президента, который правильно сориентировался в тот кризисный момент. Все кондитеры ему очень благодарны за то, что он ввел «золотую акцию» и не позволил разграбить «кондитерку», когда она была в плачевном состоянии. Своим авторитетом президент поддержал отрасль, и белорусские кондитеры начали помогать нам, поверив в заинтересованность государства в развитии этого рынка. И тогда мы поддержали все инвестиционные программы по реанимации кондитерской промышленности. Конечно, как и в любом большом и сложном проекте, всякое бывало, но когда глава государства приходит на помощь в форс-мажорных ситуациях, появляется уверенность в движении вперед. А однажды, под Новый год, когда кондитеры остались без какао-бобов, государство выделило миллион долларов на закупку сырья, и эти деньги были поделены между «Спартаком» и «Коммунаркой». Детей не лишили новогодних подарков…

– Почему вы как инвестор отдали предпочтение именно кондитерской промышленности?

– От других отраслей не было предложений. Я уже занимался торговым бизнесом, как в Беларуси, так и в России. В тот период поступило предложение: помогите реанимировать кондитерскую промышленность. И первой была фабрика «Спартак». Затем «Коммунарка», «Слодыч», «Красный Мозырянин».

– В кондитерской промышленности и России, и Украины ядро отрасли составляют финансово-промышленные группы. В Беларуси также предполагалось создание такой группы концерном «Белгоспищепром», но проект не состоялся. Ваша команда предлагала свой бизнес-план этого проекта. Какова ваша точка зрения: почему финансово-промышленная группа все-таки не была создана?

– Инициатором создания холдинга «Белкондитер» были мы, а государство пошло нам навстречу в лице «Белгоспищепрома». Мы даже создали группу директоров фабрик, куда входили «Красный Мозырянин», «Слодыч», «Коммунарка», «Спартак» и «Красный Пищевик», чтобы они составили костяк холдинга. Наша идея была не только в объединении кондитерских фабрик, но и в построении хорошей промышленной базы. Мы не хотели идти по пути России и создавать аналог «Объединенного кондитера». Эффективность российского холдинга сегодня – отрицательная. По информации из прессы, «Красный Октябрь» – одна из основных фабрик холдинга – банкрот на сегодняшний день. Сырьевую базу белорусского холдинга должны были составлять один из масложиркомбинатов, один из маргариновых заводов, один из сахарных заводов, один из молочных заводов. Финансовым ядром должен был стать специально созданный банк. Такая глобальная структура продавила бы не только белорусский рынок, но и все рынки дальнего и ближнего зарубежья. Сегодня очевидно, что подобной структуры не хватает. Но на финишном этапе государство притормозило этот процесс: появилось мнение, что еще рано создавать холдинг. Нам не отказали, но вопрос «утонул» в коридорах власти. В настоящий момент, когда идет полемика о пользе таких структур, вышло постановление о создании холдингов, т.е. государство поняло, что на рынках дальнего и ближнего зарубежья производителю тяжело одному бороться, нужны серьезные укрупненные холдинги, которые будут решать главные вопросы по экспорту. Есть одно «но». Государство хочет иметь контроль в этих органах. Мы считаем, что это ошибочное мнение, потому что в любой экономической системе государство все равно правит, всегда найдет рычаг управления не только холдингом, но и любым предприятием. Поэтому наша концепция такова: у государства много предприятий с преимущественной госдолей акций, и оно должно свои акции отдавать в управление холдингу, а холдинг нужно строить на базе самого крупного и самого прибыльного предприятия отрасли. По такому принципу работают западные объединения, и это очень выгодно обеим сторонам. Управление такими холдингами требует гибкости и скорости в решении вопросов, ведь иногда счет идет на секунды. Если государство будет управлять такой структурой, то, пока решение пройдет все необходимые согласования, пройдут недели, месяцы, а то и годы. Только частный бизнес способен принимать молниеносные решения. Это доказано во всем мире.

– В вертикально интегрированном холдинге существует единая система менеджмента, начиная от производства сырья и заканчивая розничным сбытом. Это позволяет минимизировать издержки, вести согласованную производственную, сбытовую политику?

– Да. Если создать такой холдинг. Сразу сокращаются отделы снабжения, сбыта, экономики на каждом отдельном предприятии, остаются только производства. Это совершенно другой подход – рыночный, и здесь появляется та самая гибкость в принятии решений. Приведу пример. Государство пыталось вторгнуться в закупки сырья. Это не удавалось, потому что пока госорганы начинали договариваться о ценах на сырье, которое продается через мировые биржи, проходили дни, недели, а для выгодной сделки решение нужно принимать очень быстро. Мы работаем с постоянными партнерами, можем закрыть лот в течение двух-трех секунд, когда, например, рынок припал и цены пошли вниз, – словесно заключить контракт – и нам его подтвердят. Этого не может сделать ни одна государственная структура. Не потому, что она белорусская, а потому что это объективная сторона любого госучреждения. Поэтому инвесторы не очень хотят работать с ними. И свои деньги с удовольствием отдали бы частному холдингу, поскольку говорят с ним на одном бизнес-языке.

– Учитывая объемы белорусского рынка, нам сложно конкурировать с российскими и украинскими производителями по цене, потому что они формируют свою доходность за счет гораздо более высоких объемов и оборотов производства. Тем не менее, какие резервы существуют в постатейном снижении себестоимости<

– Почему мы десять лет назад ратовали за создание холдинга? Потому что уже тогда глубоко смотрели. Во-первых, сообща всегда легче победить конкурента, во-вторых, можно снизить себестоимость товара. Сегодня научились делать конфеты, весь мир работает практически по одной и той же технологии. Где-то добавляют больше орехов, где-то больше какао. Самое главное – удешевить. Энергетический кризис сегодня приводит к удорожанию энергии, газа, сырья. Нехватка продовольствия в скором времени будет ощущаться. Холдинги позволят сократить административные издержки, высвободить денежные средства и снизить себестоимость продукции. За счет этого резерва мы увеличим число рабочих мест, которые будут приносить нам прибыль. Например, можно будет купить или перекупить высококвалифицированного технолога, подобно тому, как футбольные клубы покупают футболистов. Одно время у нас работал технолог из Nestle с 45-летним стажем, мы платили ему сумасшедшие деньги, и он помог нам подтянуть технологии производства шоколадных конфет до мирового уровня. Это позволило сегодня вдвое увеличить экспорт в РФ по сравнению с 2009 годом за январь и февраль. Мы присутствуем в России во всех регионах. Уже открываем фирменные магазины в Москве, в будущем году планируем прийти в Санкт-Петербург и в города-миллионники России. Начинаем в Москве сотрудничать с сетевыми магазинами – «Копейкой», «Перекрестком». Думаю, за холдингом будущее, и государство это поймет.

Факторы конкурентоспособности

– Один из ключевых факторов конкурентоспособности на вашем рынке – обновляемость оборудования. Вы инвестировали 15 миллионов долларов по этой программе в «Спартак», в 2009 году планировали осуществить дополнительные вложения…

– Сейчас на «Коммунарке» закупаем две линии: грильяжную и суфле. Может быть, к концу года купим третью линию шоколада. За счет новых технологий «Спартак» вдвое увеличил экспорт по сравнению с «Коммунаркой».

– Оборудование быстро устаревает не только физически, но и морально. Как часто нужно обновлять его в кондитерской промышленности, чтобы поддерживать конкурентоспособность?

– Мировые производители, такие как Nesqick, например, обновляют свое оборудование на 70% каждые пять лет. В ассортиментном портфеле оставляют только свои брэнды, которые существуют десятилетия. Все остальное – обновляется. Мы понимаем, что тоже должны это делать, но у нас не хватает ресурсов. Думаю, государство пойдет нам навстречу и пересмотрит таможенные пошлины. Сегодня таможенные пошлины идут в бюджет государства, но, на мой взгляд, это копейки по сравнению с той выгодой, которую получило бы государство от беспошлинного вывоза кондитерских товаров. Себестоимость продукции была бы меньше, объем продаж – вырос бы, государство получило бы больше налогов как с заработной платы рабочих, так и от прибыли предприятия.

Рынок: либерализация или протекционизм?

– Являетесь ли вы сторонником протекционистских мер?

– Когда я встречался с Порошенко в прошлом году, он обвинил меня в том, что я «вырубаю» его бизнес. На самом деле это просто непроверенная информация, потому что я сторонник рыночных отношений, чистой и правильной конкуренции. Конкурировать нужно только за счет качества продукции и цены. А заградительные меры не приносят ни одной стороне положительных результатов, потому что производителя расслабляет и балует, если он знает, что кроме него никто не будет продавать на этом рынке, и роста никакого не будет. Именно в здоровой конкуренции рождается хороший продукт и формируются хорошие цены.

– Тем не менее в России 85% рынка принадлежит отечественным производителям, в Беларуси – около 70%. Почему, на ваш взгляд?

– Россия ушла дальше, чем мы, в производстве кондитерских изделий, потому что там другая кредитная политика, другая кредитная ставка, это более капитализированная страна, чем Беларусь. В России был период, когда государство дало кондитерам «зеленый свет» и не вмешивалось в вопросы рынка. В этом году на выставке «Продимпорт» в Москве по сравнению с прошлым было очень много таких фабрик, которых мы еще не знаем. Число производителей растет, значит, потенциал у рынка еще есть, потому что возрастает потребление на душу населения шоколада и других сладостей, хотя Россия по этому показателю далека от Европы, Америки, а Беларусь – и от России.

– Чем белорусский рынок привлекает крупных российских и украинских игроков? Ведь он гораздо скромнее по объему. Небезызвестна история, когда «Рошен» хотел купить «Ивкон».

– Внесу поправку: «Рошен» хотел купить не только «Ивкон», он хотел в первую очередь купить «Коммунарку» или «Спартак». Когда Порошенко понял, что ему никто не продаст эти фабрики, он пошел на «Ивкон», где ему тоже было отказано. Таких производителей, как «Рошен» или «Красный Октябрь», интересует не белорусский рынок, а сырьевая база страны. Сельское хозяйство в Беларуси чувствует себя, может быть, в десятки раз лучше, чем в России, не говоря уже об Украине. Эти производители не имеют возможности покупать или перерабатывать молоко в Беларуси, потому что сегодня белорусское сельское хозяйство контролируется государством, и разбазаривать сырье государство не дает, всегда держит этот вопрос под своим контролем. Поэтому проникнуть на сырьевую базу можно только через фабрики. Прикрываясь покупкой фабрик, они хотели бы выкачивать из страны сырье. В крайнем случае, делали бы полуфабрикаты на купленных фабриках и перевозили бы это все за бесценок на территорию РФ или на Украину по тем ценам, которые существуют внутри государства. Именно этим объясняется такой упорный интерес к Беларуси. «Красный Октябрь» предлагал нашей стране 70 миллионов долларов на развитие. А сейчас он – банкрот. Порошенко два года назад закрыл три кондитерские фабрики на Украине, а хочет купить в Беларуси. Понятно, что весь смысл инвестиционного проекта – получить лучшую, стабильную и перспективную сырьевую базу.



Основной акцент в системе продвижения – прямые продажи

– Диверсификация рынка с точки зрения сегментирования выглядит традиционно: есть премиум-сегмент, продукция для среднего класса и массовый сегмент. Какой из них наиболее доходен в Беларуси?

– Сегодня лидером является сегмент дешевой продукции, на что белорусские кондитеры уже обратили внимание два года тому назад. По причине энергетического кризиса произошло удорожание всей продукции, и наиболее востребованным стал дешевый сегмент. Первое место по объему продаж у таких фабрик, как «Коммунарка», «Спартак», «Слодыч», «Красный Мозырянин», занимает дешевая продукция, затем – средняя, а потом уже премиум-класс.

– В Беларуси 60% в премиум-сегменте принадлежит импортным брэндам. Для популяризации продукции премиум-класса требуется иная брэндовая политика. Если средний и массовый секторы ориентированы на приверженность раскрученным брэндам, то премиум подразумевает постоянную обновляемость брэндов и продуманную рекламной политику…

– Перед нашей встречей мы провели совещание, посвященное именно новым брэндам, новым линиям. Сегодня мы покупаем новые линии, чтобы создавать новые брэнды. Это будут линейки, в которые будет входить и шоколад, и карамель, и шоколадные конфеты и т.д. Мы уделяем этому много внимания, потому что новый брэнд дает нового покупателя. Почему сегодня большой объем в шоколадной продукции занимают импортные производители? Потому что местные производители уделяют рекламе мало внимания. Но скоро все изменится. Сейчас мы вынашиваем стратегию, чтобы обновить оборудование, технологически поменять хотя бы на 60–70% производство, поставить новые линии, произвести новые линейки и только потом начать их рекламировать. Выросшие обороты позволяют нам рассматривать известных мировых лидеров как в качестве дизайнеров, так и в качестве рекламистов.

– В своей системе сбыта вы ориентированы на прямые продажи. В чем их преимущество?

– Сегодня кондитеры отказываются от дистрибуции. Во всех областных центрах «Коммунарка», «Спартак» и «Слодыч» создали представительства фабрик, куда напрямую поступает наша продукция, и она доступна потребителю. В течение одного-двух дней удовлетворяется любая заявка любой торговой точки. Мы отказались от промежуточных партнеров, во всех областных центрах есть фирменные магазины. «Спартак», например, продает через фирменные магазины около 25% продукции. Они все высокорентабельные.

– В каких формах осуществляется обратная связь с розничным потребителем, о которой много говорят и на «Коммунарке», и на «Спартаке»?

– Прежде всего, по фирменной торговле хорошо изучать спрос покупателя, потому что это твой магазин. У нас есть статистика, что, когда и как покупается. Кроме того, отдел маркетинга периодически делает срезы покупательского спроса и анализирует их. Так мы узнаем, что сегодня нужно покупателю, где необходимо что-то доработать или создать нечто новое.

– Кондитерские фабрики порой выпускают аналогичную продукцию, но под разными торговыми марками. Ваши фабрики не сталкиваются с проблемами конкуренции аналогов?

– Лет десять тому назад «Коммунарка» и «Спартак» конкурировали между собой и с другими кондитерскими фабриками. Нам всем пришлось сесть за «круглый стол» и договориться о том, чтобы разделить ассортимент. Поэтому все, что производит «Спартак», не выпускает «Коммунарка», свой ассортимент у «Красного Мозырянина» и «Красного Пищевика». При этом на территории Беларуси сегодня производится вся кондитерская гамма, которая существует в мире, начиная от морских камушков и заканчивая зефиром, шоколадом, пастилой, шоколадными конфетами.

– Ваши производители сталкивались с задержками по оплате продукции и неджентльменским подходом сетевиков к мерчендайзингу, когда нужно проплачивать места на «продаваемых» полках. Что изменилось?

– С приходом нового министра в Министерство торговли и нового председателя в «Белкоопсоюз» многое изменилось. Сегодня сняты все препоны, которые существовали вчера. Новый председатель – человек мыслящий и понимает: чтобы получать новые партии хорошего, продаваемого товара, нужно вовремя оплачивать предыдущие поставки. Что касается позиции сетевиков и других торговых объектов, поскольку сегодня повсеместно в торговле частный бизнес, государству трудно этим процессом управлять. Конечно, нам бы хотелось видеть нашу продукцию и у касс, и на уровне глаз покупателя… Но ничего не поделаешь. Пока хозяева торговых точек не поймут, что наш товар будет продаваться в несколько раз быстрее и лучше, чем тот, который они выкладывают за какие-то бонусы и премиальные, и в результате прибыль у них будет во много раз больше, чем те же бонусы и премии, мы ничего не сделаем. Потому что частный сектор все равно продвигает свои интересы.

– Какова система логистики на ваших предприятиях?

– Мы ушли от посредников в доставке товара. «Спартак» и «Коммунарка» полностью работают на своем автомобильном транспорте, ведь тот, кто возит чужой товар, так к нему и относится – может где-нибудь поспать, постоять на солнце или на морозе. А наши водители переживают за продукцию, потому что они – часть одного целого, нашей команды.

– Сегодня во многих сферах человеческий ресурс становится определяющим. В вашем бизнесе ситуация выглядит иначе?

– Думаю, все зависит от хозяина: или это государство, или частное лицо. Собственник определяет концепцию, формирует программу развития. Во-первых, необходимо обеспечить людей хорошей зарплатой; во-вторых, наладить производство, которое позволит государству получать больше налогов, и третий фактор – это владелец, который зарабатывает вместе со всеми, если же это государство, оно тоже получает дивиденды. Все зависит от концепции. Но не от людей, которые ее реализуют, потому что людей всегда можно подобрать.

– Спасибо. И новых высот вам и вашей команде на сладких вершинах.

Блиц-опрос не о работе

– Считаете ли вы, что человек должен иметь свои политические убеждения и их отстаивать?

– Бизнесмен не должен лезть в политику, он должен заниматься бизнесом. Нам государство не мешает работать. Мы довольны тем, что сегодня происходит в Беларуси, видим положительные сдвиги. Понимаем, что друг другу нужно помогать и что выжить на этом рынке можно только сообща.

– Владимир Ильич в свое время сказал, что политика – это концентрированное выражение экономики…

– Поэтому у Владимира Ильича так все и получилось.

– Придерживаетесь ли вы принципа, что цель оправдывает средства?

– Конечно.

– Проблемы любого государства, любого народа чем-то предопределены?

– Народ сам выбирает свою судьбу.

– Вы уехали в США достаточно давно. Испытали ли вы проблему социальной адаптации? Здесь вы были уважаемым человеком, вершили судьбы многих людей, которыми управляли. Там пришлось начинать все сначала…

– Когда я ехал в Штаты, то считал, что я – директор магазина, мелкий буржуа. Моя супруга закончила консерваторию, работала преподавателем музыки по классу фортепиано. Я приехал, сел за руль: карсервис – это подобие такси. Жена пошла работать в магазин. С нас «корона» не свалилась, потому что мы не ходили никогда под «короной», мы брали от жизни то, что умели взять, и отдавали все, что нужно было отдать. Уехали потому, что произошел взрыв в Чернобыле, потому что звучали угрозы со стороны советской власти. Сегодня я состоявшийся бизнесмен, моя супруга – состоявшаяся хозяйка, бабушка, радуется жизни, у нас два внука. Так сложилось, что я вернулся назад, мне здесь легче и бизнес строить, и работать, я знаю психологию наших людей.

– Традиционно Америка – страна больших возможностей. Считаете ли вы, что о нынешней Беларуси тоже можно так сказать?

– Я даже уверен, что за нашей страной большое будущее. Беларусь развивается скромнее, чем другие, без шума, но все, что сегодня делается, работает на перспективу. И в том, что не дали распродать страну, заслуга руководства республики. Тяжело строить экономику, когда нет сырьевой базы, все завозится. Импорт преобладает над экспортом. Но все нормализуется. Беларусь будет одной из передовых европейских стран, потому что мы молодое государство с большим научно-техническим потенциалом.

– Были ли у вас когда-нибудь личные мысли о том, чтобы создать музей истории развития кондитерской отрасли в нашей стране?

– Мысли появились только сейчас, когда услышал про эту идею. Некогда об этом думать. Все мысли о том, как создать конфету, чтобы она продавалась, принести больше пользы людям, предприятию, государству, потом себе.

– У вас есть хобби?

– Мое главное хобби – кондитерская промышленность, я всегда думаю о том, как создавать и продавать больше.

– Каким образом вашу личную миссию изменило появление внуков?

– Во-первых, появилась та любовь, которой ты не знал. Многие считают, что любовь одна. Я разделил любовь. Есть любовь к любимой женщине – к жене. Любовь к детям. Любовь к внукам. Появится любовь к правнукам. И одна из первостепенных лично для меня – любовь к работе, к тому, чем ты занимаешься. Сегодня не деньги в глазах стоят, а именно бизнес, который приносит тебе счастье, здоровье и все остальное, чего ты хочешь.



Марат Новиков

1947 года рождения. В 1972 г. закончил Институт народного хозяйства им. Куйбышева в Минске по специальности товароведение и организация торговли продовольственными товарами.

В 1972 г. стал замдиректора ЗАО «Интурист» (минский мотель). В 1975-1976 гг. — начальник орготдела Первомайского райпищеторга в Минске.

На протяжении 1976-1986 гг. являлся директором магазина «Пауночны». С 1986 по 1989 г. — зампредседателя колхоза им. Я. Купалы (Столбцовский р-н).

В 1989 г. уехал в США. Прошел путь от водителя карсервиса до крупного бизнесмена. Имеет долю в СП ОАО «Спартак», миноритарную долю в ОАО «Коммунарка», долю в ООО «Белкондитер» (оптовые поставки белорусских кондитерских изделий в РФ, развитие розничной сети в России под брэндом «Белорусские сладости»). Один из совладельцев компании Double International Corp. (США, Нью-Йорк, дистрибуционная компания в США и Канаде).

Женат. Сын, дочь, внук и внучка.

25.03.2010, 8299 просмотров.